Главная   |   Новости   |   Глава Марий Эл   |   Органы власти   |   Гражданская служба   |   Республика   |   Экономика   |   Поиск   |   Связь 
АКТУАЛЬНО!
Интернет-портал Республики Марий Эл.
Государственные услуги Республики Марий Эл
Вниманию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, осуществляющих обработку персональных данных!
ПОГОДА
Погода в г.Йошкар-Ола
ПОИСК
 
?

 
Глава Марий Эл
|Сайт Главы Марий Эл
|Пресс-служба
|Архив интервью
|Фотоархив
|Отправить письмо
|Администрация
НАШИ ПАРТНЕРЫ
Государственные символы Российской Федерации
Электронная цифровая подпись
Портал государственных и муниципальных услуг
Официальный интернет-сайт полномочного представителя Президента Российской Федерации в ПФО
Департамент экологической безопасности, природопользования и защиты населения Республики Марий Эл
Министерство культуры, печати и по делам национальностей Республики Марий Эл
Министерство внутренних дел по Республике Марий Эл
Управление Федеральной антимонопольной службы по Республике Марий Эл
Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Республике Марий Эл
Марийское региональное отделение Ассоциации юристов России
Федеральный фонд содействия развитию жилищного строительства
Марий Эл OnLine
Справочник предприятий и организаций Республики Марий Эл
Газета 'Марийская правда'
Газета 'Йошкар-Ола'
Электронное издание 'Спорт. Марий Эл' - новости спорта, спортивные события и спортсмены г.Йошкар-Ола и Марий Эл
Система ГАРАНТ
Интернет-проект марийской музыки
История города Йошкар-Ола в фотографиях
Молодежный Интернет-журнал Гражданин
Яндекс.Метрика
Яндекс.Метрика
ИНТЕРВЬЮ ПРЕЗИДЕНТА РМЭ Л.И.МАРКЕЛОВА ГАЗЕТЕ "ВЕК" (N 36, 2001 г., 14 СЕНТЯБРЯ - 20 СЕНТЯБРЯ)

"КОГО НАДО - МЫ УВОЛИЛИ, КОГО НАДО - "ПОСТРОИЛИ"


Интервью Президента РМЭ Л.И.Маркелова газете "ВЕК" (N 36, 2001 г., 14 сентября - 20 сентября)

Станислав СТРЕМИДЛОВСКИЙ,
"Век"

Президент Республики Марий Эл Леонид Маркелов решил построить благополучие жителей своего региона: на песке. Удивлены? Напрасно. Песка в республике столько, что при умелом его использовании Марий Эл может смело претендовать на звание стекольной державы. А если бы помимо песка кто-нибудь подбросил в регион несколько нефтяных и газовых месторождений, президент считал бы себя счастливейшим человеком. Однако Леониду Маркелову в наследство в основном достались неработающие федеральные предприятия оборонного комплекса и гигантские долги, наделанные предыдущим главой республики. Чтобы выйти из подобного кризиса, руководитель должен уметь принимать нестандартные решения. Так что, видимо, можно построить благополучие и на песке, если под этим песком покоится фундамент опыта и знаний современного менеджмента.

- Леонид Игоревич, вы - член Государственного совета РФ. Этот орган не является конституционным, а зависит от воли президента, что дает возможность расширять или урезать полномочия Госсовета до самой крайней величины. На ваш взгляд, в какую сторону стоит передвинуть планку полномочий Госсовета?

- У нас в России президентская республика, всей полнотой власти обладает президент. Ему и решать, каким будет Госсовет, нужен ли он в принципе. Но как глава субъекта Федерации, я считаю, что на губернаторах лежит очень большая ответственность. Народ не очень-то различает ветви власти - где федеральная, где региональная или муниципальная. Им важно, чтобы власть была эффективной и сильной. Когда ко мне приходят простые люди с жалобами на отсутствие света, им не объяснить, кто виноват на самом деле. Президент - я, значит, считают они, все зависит от меня. Поэтому роль губернаторов нужно было бы усилить. А сделать это можно через укрепление Государственного совета.

Например, иногда сложно бывает даже на прием записаться к какому-нибудь федеральному чиновнику, не говоря уже о положительном решении вопроса. Хотя губернатор решает не свой личный вопрос - я по личным делам ни разу не записывался на прием к министру. Мне ничего не надо, это республике необходимо - получить ссуду, поучаствовать в федеральных программах, полноценно работать с российским правительством. А я, бывает, целыми днями дозваниваюсь до федерального министра.

Когда губернатор являлся членом Совета Федерации, такого не происходило. Я в свое время был депутатом Государственной думы, работал в бюджетном комитете. Министры всегда общались в Охотном ряду. Когда что-то нужно было решить для республики, я свободно дозванивался до любого из них. А сейчас для этого требуются сутки, иногда даже несколько дней. Чтобы моя деятельность для региона была продуктивной, мне необходимо больше полномочий.

Какие это могут быть полномочия? Например, право утверждать кандидатуры тех или иных министров на Государственном совете. Возможно, какие-то иные функции Совета Федерации могли бы перейти к Госсовету.

- Ваш коллега, президент Татарстана Минтимер Шаймиев, предлагал, например, отдать на откуп губернаторам региональную и межнациональную политику. Что еще может делать Госсовет?

- Неплохо, если бы он имел право отклонять какие-то законы, принимаемые Государственной думой и одобренные Советом Федерации. Это великое дело - повышался бы статус Госсовета. А почему нет? Нормальные вещи. Что касается каких-то там межнациональных отношений - да скоро в России забудут о них. Молодежи сегодняшней все равно, какой она национальности.

Все зависит от того, что хотят от губернаторов. Если нужно, чтобы они эффективно правили регионами, надо усиливать их власть. Если не хотят - значит, пора ее ослаблять. Все зависит от политической воли. Конечно, каждый губернатор хотел бы поднять статус Государственного совета. Тот же Минтимер Шаймиев - политик не местного, а общероссийского, я бы даже сказал, мирового уровня. Если к нему летают главы мусульманских государств, это говорит о его статусе. Татарская диаспора во всем мире очень велика. Вообще Татарстан - мощная республика. Да и любому президенту, губернатору поднять очень хочется свою роль в общественно-политической жизни России.

Но когда рассматривают бюджет, регионы всегда оказываются обиженными. Госсовет не участвует в бюджетном процессе - это плохо, неправильно. Как Государственная дума решит, как Совет Федерации одобрит, так и будет. Дума - это политические партии, с которыми можно договориться, а мне народ надо кормить. Нельзя, чтобы самый собираемый налог уходил на федеральный уровень только потому, что правительству РФ так лучше. Я считаю, что все налоги должны делиться. Часть - муниципальным образованиям, часть - региональным и часть - федеральным. Тогда и собираемость налогов окажется другой.

Губернатор обязательно должен иметь право голоса при назначении любого чиновника в регион. Как так? Назначают человека, который будет собирать в моей республике налоги, а меня не спрашивают, согласен я или нет. Но я ведь знаю его, видел, где и как он работал раньше. Все у нас ослабло, и власть губернатора тоже. Я руководителя охотничьего хозяйства назначаю полгода и не могу назначить. Министр дает указание, а его клерки не исполняют, придумывают разные способы, чтобы заволокитить решение.

- Ваши предложения - это по сути конституционная реформа. Вам известны практические способы претворения ее в жизнь?

- У меня сейчас другие задачи - подготовка к зиме, уборка урожая, выплата зарплат. Я сейчас меньше всего думаю о конституционной реформе. Хотя если бы мне поставили задачу, то предложения бы дал.

- Государственная дума служит площадкой для столкновения политических и финансовых группировок. Совет Федерации в его нынешнем виде также превращается в публичную арену, где действуют профессиональные лоббисты регионального толка. Означает ли процесс профессионализации Совета Федерации умножение возможностей губернаторов в вопросе воздействия на федеральную власть?

- Нет, конечно. Совет Федерации превращается в некий орган, в котором работают профессиональные парламентарии, которых называют сейчас сенаторами. Они тоже участвуют в разработке законов, вносят поправки - фактически как вторая Государственная дума. Раньше в верхнюю палату с одной стороны входили руководители субъектов Федерации, с другой - председатели законодательных собраний. И все, что обсуждалось в Государственной думе, было известно сенаторам. А сейчас региональные парламенты и губернаторы устранены от законодательной работы. Они должны это делать через своего представителя. Но насколько эффективен сам представитель, в какой мере прислушиваются к его мнению, в какую фракцию он входит? Вообще когда человек становится профессиональным лоббистом, он не всегда учитывает интересы регионов. Он, скорее, будет следовать политической конъюнктуре.

- Какой должна быть и какова на деле ваша оппозиция? С кем борются - с вами лично или с той линией, которую вы проводите?

- Моя оппозиция - это люди, которым должностей не хватило. Вот хочет он быть заместителем главы правительства, а я считаю, что не соответствует: Я готов рассматривать любую конструктивную критику. Однако никаких четких предложений от этой оппозиции нет и быть не может. Объясните мне, где я ошибся и как исправить ошибку, предложите программу действий, с которой можно работать. Но таких предложений нет. Все требования касаются лишь вопросов распределения должностей или лицензий. Миром правят деньги. Задача любого оппозиционера - построить свой бизнес через политику. По-моему, это всем уже давно понятно.

- В Советском Союзе партийные комитеты на местах по сути являлись органами власти. А чем сегодня могут заняться отделения федеральных партий в регионах?

- Ничем. Ничем они не могут заниматься. Что, ЛДПР, КПРФ, "Единство" будут вмешиваться в деятельность власти? В Советском Союзе была соответствующая статья в Конституции, в российском Основном законе ее нет. Партии должны решать проблемы избирателей, которые за них голосуют, никак не вмешиваясь в деятельность исполнительной власти. Менять законы и работать в законодательных органах - вот задачи политических партий.

- Какую вертикаль власти и на каких основах вы хотели бы построить в своей республике?

- Настоящая власть должны быть единой. Есть президент России, затем идет глава субъекта Федерации, затем глава муниципального образования. И надо выстраивать так: указы и постановления президента должны исполняться всеми региональными и муниципальными властями. Указы и постановления региональных правительств обязательны к исполнению для муниципальных властей. Вот это и есть вертикаль власти. Она пронизывает все сверху донизу. Но когда глава муниципального образования никому не подчиняется, когда я в постановлении не могут употребить слово "исполнить", а должен писать "рекомендую", как быть?

- А как выполняются ваши постановления? Вы приводили пример с руководителем охотохозяйства. Это единичный факт?

- Это один из многих вопросов, которые решаются по согласованию с федеральными властями. Хотя мне "внизу" лучше видно, кто справится с тем же охотничьим хозяйством. Вообще имеешь хорошие отношения с федеральными чиновниками - решат твой вопрос положительно. Нет отношений - твое влияние на нуле. Прокурор пишет, что определенный кандидат ненадлежащим образом исполняет свои обязанности, а московский чиновник эту бумагу запихивает под сукно и никакой ответственности за это не несет.

- Все ли ваши задумки можно профинансировать из республиканского бюджета? Какие идеи вы считаете возможным воплотить с помощью стороннего финансирования?

- Привлечь на территорию республики инвесторов, которые бы здесь разместили капиталы, построили заводы, газифицировали и телефонизировали каждый поселок, платили зарплаты и налоги. Но это не мои "задумки", а дела, необходимость которых понимают все.

- Можно ли выстроить оазис финансового благополучия в отдельно взятой республике, входящей в состав Федерации?

- В России - нет.

- В таком случае, чего вы хотели бы добиться под конец своего первого президентского срока?

- У нас не хватит времени и магнитофонной пленки для того, чтобы все изложить.

- Может быть, попробуем, вдруг хватит?

- Да я просто не буду этого делать. У меня есть "Программа социально-экономического развития Республики Марий Эл", она перспективная, с 2002-го по 2005 год. Там расписано, что я хочу сделать.

Самое главное - я бы хотел создать в республике условия для выплаты республиканских долгов перед бюджетниками, поставщиками, естественными монополиями. Я хочу сделать бюджет более доходным, чтобы десятки новых предприятий были открыты на территории республики, построены новые заводы и реанимированы действующие, чтобы люди получали заработную плату, короче, создать нормальный экономический климат, сделать привлекательной для инвестиций Республику Марий Эл, полноправным субъектом Федерации, каким раньше она не была, потому что решалось здесь все из кабинета президента. А я хочу, чтобы работали механизмы и законы. В принципе что-то удается уже сейчас. Но запущено все сильно.

- В одном из интервью вы заявили о намерении вернуть в республику "награбленное". Что будет лучшим способом для достижения этой цели: устроить амнистию капиталов или усилить работу правоохранительных органов?

- Возвращаю. Но объявить амнистию может Госдума, а помиловать - только президент России. Сейчас правоохранительные органы мне не подчиняются. Но по большому счету не важно, кто назначает, а важно, как они работают. И кто с них может за это спросить. Правоохранительные структуры должны выполнять свои функциональные обязанности.

- Сегодня вы решаете вопросы вывода республики из тяжелейшего социально-экономического кризиса. Какие "точки роста" следует в этом случае поддержать, чтобы они в свою очередь увлекли за собой и все хозяйство республики?

- Да не надо этих обобщений - точки какие-то там, не точки: Нужно одно: чтобы все предприятия платили налоги и заработную плату. Чтобы у всех предприятий были эффективные собственники. У меня, допустим, в республике 144 унитарных предприятия, начиная от простой аптеки до хлебозаводов. Они, если за ними следить, могут работать рентабельно. В течение долгого времени за директорами не было никакого контроля, и каждый набивал себе карман. Вот эту ситуацию мы изменили. Заключены новые трудовые договора, где указано, что нерентабельная работа предприятий, работа без прибыли повлечет за собой увольнение руководителя. И ситуация в корне изменилась. Кого надо, мы уволили, кого надо - "построили", предприятия начали работать.

- Но все-таки на какие отрасли вы намерены обратить особое внимание?

- У нас имеются природные ресурсы, которые надо правильно использовать. Республика Марий Эл запросто может превратиться в стекольную державу, у нас масса песочных карьеров, которые мы будем использовать для развития стекольной промышленности. У нас начал эффективно использоваться лес. Лесоперерабатывающая отрасль станет рентабельной. Уже сегодня на многих предприятиях лесоперерабатывающей и деревообрабатывающей отраслей кратно увеличились обороты, вовремя выплачиваются налоги, собственники жестко контролируют работу наемных менеджеров. Наша идеология в области экономики - это создание благоприятного инвестиционного климата.

- Прошла информация, что в республике ведутся поисковые нефтяные работы. Как успехи?

- Намерены найти в республике нефть. Пока ждем, когда нашим инвесторам выдадут в Москве лицензии, потому что без них нельзя вести поисковые работы. Но надеемся на лучший исход.

- Современный губернатор имеет дело со многими разноплановыми финансовыми потоками, но далеко не все находятся под его прямым контролем. Однако работать приходится с ними со всеми. Вы уже научились обуздывать зачастую противоречивые интересы различных структур и направлять их силу, энергию, потенциал на решение поставленной вами задачи?

- У нас нет таких мощных финансовых потоков, с которыми надо справляться, мы же не Москва. Потому и наша банковская система такая слабая, никому не интересная. Все "потоки", которые есть, - это средства местных предпринимателей.

- Что из предыдущего опыта своей работы вы хотели бы взять с собой в будущее?

- Жизнь - это большая школа, каждый день что-то познаешь и чему-то учишься. Поэтому я бы хотел все, что я знаю, успехи и ошибки правильно осознать. Главная моя задача как губернатора - не наделать глупостей. Чтобы люди не страдали из-за меня. Поэтому все решения, которые я принимаю, вырабатываю не один, а коллегиально, взвешенно.

- Насколько хорошо вас понимают в федеральных министерствах и ведомствах, когда вы говорите о нуждах региона? От чего зависит это понимание, только ли от личных качеств и связей?

- Жаловаться не могу, понимают. А личные связи сейчас в России значат порой больше, чем должности.

- Вам легко общаться с аппаратом полномочного представителя президента по Приволжскому федеральному округу?

- Отношения наши нормальные и конструктивные. Очень хорошо, что полномочный представитель по нашему округу - Сергей Кириенко. Он слышит, что ему говорят, и хочет помочь решить проблемы. Округ выслушивает нас и делает выводы.

- Ваша республика одно время испытывала напряженность в отношениях с соседней Чувашией. Как сейчас, вы помирились?

- У меня очень хорошие отношения с соседями, нам нечего делить, все уже поделено до нас.

- Зато, очевидно, есть что делить с соседями-нижегородцами, которые еще при советской власти присвоили в свою пользу картины из республиканского музея, замка Шереметева в Юрино?

- Юринский замок мы будем восстанавливать. Собираемся строить нормальную пристань в Юрино, чтобы там могли приставать корабли. Уже сегодня началась реставрация замка, восстанавливаем кровлю, намерены выстроить гостиницу для туристов. И если получится все, как задумали, попробуем вернуть и картины.

- Политику называют "грязным делом". Но к кому "грязь" пристает, а к кому - нет? У вас есть рецепты борьбы с недобросовестными политиками?

- Пристает "грязь" ко всем. Если кто думает иначе, то зря. Но я стараюсь не реагировать. Если я буду обижаться на все, что обо мне говорят, то целый день нужно будет пить валерьянку. Следует все это пропускать через себя и не реагировать.

- Не давит ли на вас проблема "местных" и "чужих"? Вы ведь по происхождению москвич, сенаторы от республики в Совете Федерации тоже "столичные штучки":

- За меня проголосовало 58 процентов избирателей, я в республике живу 15 лет. А сенаторы мои прошли подавляющим числом голосов. Своим представителем в СФ я назначил человека, которому полностью доверяю сам и который устраивает меня как профессионал. Измышления публикует бульварная пресса, которой платят те, кто сами хотели занять сенаторское место. Депутаты выбрали представителя-москвича? Но и они выбирали своего представителя, а не представителя от региона. И руководствовались они тем, что этот человек сможет эффективно решать их проблемы, а не тем, какой он национальности.

- Говорят, что трудно увидеть беды и услышать просьбы простых людей из окна служебного автомобиля. Вы согласны с этим утверждением? На чем вы передвигаетесь по родным краям?

- Я пешком хожу, когда надо. Я сам из народа и от народа не отдалялся. Я много общаюсь с простыми людьми, веду прием, на предприятиях разговариваю с рабочими. И на заводе у рабочих спрашиваю, когда они получали в последний раз заработную плату, а не у директора. Поэтому мне легче.

- Может ли политик иметь личную жизнь, закрытую ото всех? Или он должен показывать, что он - такой же член общества, как и все?

- Давайте так. Если уж стал политиком, изволь вести себя достойно. Значит, надо быть примерным семьянином. Не хочешь - уходи из политики. А люди должны знать, за кого они голосуют, глава субъекта Федерации должен показывать пример во всем. И в своей семейной жизни тоже.

- Как вы считаете, должны ли жены и дети политиков всегда оставаться вне политики? А в чем "семейственность" можно приветствовать?

- Если мой сын когда-нибудь будет избран губернатором или президентом, я только гордиться буду тем, что воспитал такого ребенка. Это нормально. Нельзя ограничивать, отец - президент, а сын не выше нотариуса.